Роды в Черногории

Компания Studentur благодарит девушку из Москвы, иммигрировавшую в Черногорию 4 года назад, за предоставление данного материала.

Роды в Черногории

Беременность…роды…первый ребенок… Пожалуй, в жизни каждой женщины этот удивительный период является самым эмоциональным и радостным. Девять месяцев ожидания чуда, трогательное появление на свет маленького человечка, его первый плач – события, меняющие женщину и ее жизнь координальным образом. В такие моменты очень важно присутствие близких людей: мужа, мамы, сестры, близкой подруги…особенно необходима поддержка матери. Мама нужна нам во всем: ее забота, советы, физическая помощь настолько облегчает жизнь женщины во время беременности и в первые месяцы после родов, что одна мысль о том, что мама рядом, откладывает чувство страха перед неизвестным куда-то далеко в подсознание…Даже во время схваток и мук мы невольно зовем маму…

Так сложилось, что самое радостное событие в моей жизни произошло вдали от мамы. Еще ребенком я мечтала жить заграницей, мне казалось, что там мир выглядит как-то доступнее и интереснее. Волею судьбы я оказалась в Черногории и здесь встретила своего будущего мужа. Здесь же осталась жить и вить свое гнездышко. Вскоре после свадьбы я забеременела. Для нас с мужем это было долгожданное событие, ведь мы создали семью в довольно зрелом возрасте. Так что весть о том, что мы скоро станем родителями, нас просто окрылила! С того момента я стала бережнее относиться к своему здоровью – меньше нервничать и беспокоиться, больше гулять на свежем воздухе, благо климат Черногории это позволяет. Вообще я считаю эту маленькую и экологически чистую страну идеальным местом для беременных женщин и маленьких деток! Солнце, воздух, море – это рай для будущих мам, поверьте.

Однако, наряду с природно-климатическими условиями немаловажное значение имеет медицина и ее составляющие. Здесь я продолжу свое повествование с момента, незадолгого до беременности.

До того, как забеременеть, у меня были некоторые проблемы «по-женски», о которых я и не подозревала. Я поняла, что со мной что-то «не так», когда стала сильно отекать и испытывать чувство «надутости». Мне показалось, что я, возможно, беременна, и подобные ощущения связанны с гормональным изменением. Тогда встал вопрос «А куда пойти? К кому обратиться с подобными подозрениями?». Я реально не знала даже у кого спросить про хорошего гинеколога. У себя на родине был свой постоянный доктор, а здесь… Врачи ведь всякие бывают…не напороться бы на такого, который просто с тебя денежку будет тянуть. Одна родственница моего супруга подсказала гинеколога в военном госпитале в Мелине, некую Здравку Анушич. Типа она рожала у нее, и та проявила себя высококвалифицированным специалистом. И вот я на приеме у «докторки Анушич». Тогда я еще не очень хорошо владела сербским языком, и поэтому пошла к ней со своим переводчиком — мало ли, это ж не на рынке болтать и жестами изъясняться. Как оказалось, Здравка довольно сносно говорила по-русски. И при этом глаз у нее ого-го как загорелся! Типа «рускиня» пришла – деньгу принесла… Может быть я ошибалась, но было как-то сразу видно, что дамочка падка на деньги. Каково же было ее разочарование, когда в конце приема я предоставила им свою медицинскую книжку (я официально работала в Черногории). Так что прием мне обощелся в чисто символическую цифру. Тем не менее, на тот момент для меня важнее было мое общее состояние, мне необходимо было знать, что происходит с моим организмом.  Прием длился 2,5 часа (!) и Здравка собрала вокруг меня чуть ли не весь персонал роддома! Эдакий консилиум… Мне было больно и страшно. Больно от того, что слишком долго смотрела меня на УЗИ, заливала внутрь воду, низ живота просто горел! Страшно от неизвестности. Было и без переводчика понятно, что есть какая-та проблема, но «докторка» упорно улыбалась и говорила «все окей»… В конце концов она торжественно заявила «Поздравляю! Вы беременны! 5 недель!». Это радостное известие затмило мое мучительное пребывание в больнице, я аж прослезилась и с опаской спросила «А точно все в порядке? Вы что-то так долго со мной возились…». Но врач меня заверила, что все в норме и даже показала на мониторе какую-то точку типа вот он, твой малыш. Но при этом попросила меня прийти на следующий день, якобы сдать какие-то анализы на всякий пожарный.

Чувство страха не покидало меня, а низ живота болел еще неделю. Еще я засомневалась на счет беременности: неужели профессиональному врачу нужно было так долго меня мучать прежде, чем определить беременна я или нет? Купила тест, который показал всего одну полоску: не беременна… Но тесты могут быть неточными. Впрочем, неточным оказался и диагноз Здравки. На следующем приеме она вела себя так, будто накануне не говорила, что я беременна. Я этот факт списала на трудности перевода. Но в лоб спросила: «Так я беременна или нет?». Здравка оторопела и, хлопнув глазами, сказала: «Нет, повторное УЗИ показало, что та точка на экране не плод, а циста». И заменила лист с диагнозом, при этом назначив 3 гормональных укола, которые бы вызвали менструацию, а ее не было уже месяц. Я была в шоке: как так? Что мне теперь делать? Куда обратиться, чтобы точно знать, что все-таки со мной происходит? Случись подобное в моем городе, я бы пошла к другому гинекологу по совету бывалых женщин, и сравнила бы диагнозы. Тогда мне пришлось посвятить в свою проблему одну из коллег, взрослую женщину, дважды маму. И та посоветовала пойти на прием к одному из лучших гинекологов страны — доктору Петро Баколбашичу из Тивта.

В день приема доктора Петро, Здравка назначила мне первый куол. Естественно, она ничего не знала о моих планах на счет Баколбашича. Здравка на этот раз сказала, что у нее возникли подозрения о внематочной беременности, и снова меня мучала на УЗИ. По окончанию осмотра она радостно заявила «У вас нет внематочной беременности, давайте на первый укол». Укол я получила и поехала к Петро.

Может быть потому, что Петро приватный доктор, а может быть потому, что он сам по себе человек приятный, но в его ординации я почувствовала себя как-то спокойно, даже умиротворенно. Я подсознательно поняла, что этот доктор скажет все как есть, и ему можно верить. Переборов свою стеснительность перед гинекологом-мужчиной, я прошла осмотр, который разительно отличается от осмотра Здравки: все прошло спокойно, гладко и без мучительных болей. И вот заключение врача: задержка вызвана не беременностью, а некими гормональными нарушениями, которые могли вызвать 2 большие миомы… Первое, что я спросила, было «Смогу ли я стать матерью?», на что получила утвердительно-подбадривающий ответ «Ну конечно! Вы не единственная в мире женщина с миомами, и большинство их них становится мамами по несколько раз. Пока нет причин для беспокойства.». Тогда я рассказала ему о визите к Здравке. Петро только попросил показать ему ее заключение, а комментировать как-то ее профессиональные действия не стал, чем повысил свой рейтинг в моих глазах. Прочитав, он просто сказал: «Здравка вам назначила 3 гормональных инъекции, которые вызовут у вас менструацию. Я бы вам посоветовал в течение последующего месяца не беременеть. Пусть организм немного отдохнет, а после того, как ваш менструальный цикл возобновится естественным путем, тогда можете потрудиться над зачатием». Ну вот…уже получше… Ушла я от Петро с облегченной душой и с твердой уверенностью, что к Здравке больше обращаться не стану. Так я нашла своего хорошего гинеколога. И до сих пор ни от кого не слышала негативных отзывов в его адрес – к нему приезжают со всех концов страны с разными тяжелыми случаями, а через 2 года он обнаружит у моей свекрови рак матки. Но это уже другая история.

И все же я решила сделать «контрольный выстрел»: написала электронное письмо своему гинекологу из Москвы с описанием  всего пережитого, отправила снимки, и попросила ее сделать свое виртуальное заключение. Мой московский врач не решилась ставить диагноз в режиме он-лайн, но совет все-таки дала: повременить с беременностью пока не восстановится цикл менструации, и регулярно посещать гинеколога из-за миом. Так, послушав обоих врачей, я успокоилась и постаралась не думать о неприятностях.

Прошло 6 месяцев. Я уже стала переживать, что мне не удается забеременеть. Доктор Петро только посмеивался над моими переживаниями, мол не так уж и много времени прошло. Порекоммендовал мне много не нервничать. Так получилось, что в то время у меня возникли на работе огромные проблемы, я была похожа на комок нервов, ночами не спала. И вот, в один прекрасный момент до меня все-таки дошло, что никакая работа не стоит моих переживаний, слез и нерв. Я просто уволилась. И произошло чудо! Через месяц после увольнения тест на беременность показал, что я жду ребенка. Как оказалось, срок 3 недели. Значит, я забеременела, как только ушла с работы и сняла с себя огромную ношу ответственности.
С тех пор я каждый месяц сдавала кровь на анализы и ходила на прием к Петро. Я много гуляла по побережью, читала книги, занималась домашними заботами, и особо не напрягалась. Благо, муж меня во всем поддерживал, много работал и ни в чем мне не отказывал.

Когда был срок 25 недель, я попала на сохранение в больницу Котора. Беременность протекала хорошо, плод развивался по сроку, я набирала вес в пределах допустимых норм, ничто не предвещало беды. Мы с мужем были в гостях у кумы на славе (праздник святого-покровителя семьи), и как полагается, застолье длилось часами со сменой 33 блюд… Все это время я сидела за столом и ела всего по-немногу, практически не вставая, т.к. было не очень удобно проходить через толпу народа, чтобы выйти рязмять ноги. Как выяснилось позже, мне ни в коем случае нельзя было все время сидеть, на втором и третьем триместе это опасно для ребенка. Вот мой будущий сын взбунтовался: от моего долгого сиденья он начал брыкаться и «сильно ударил» в стенку матки. От этого «удара» меня переклинуло пополам – я не могла распрямиться, и все время ныл низ живота. Сначала я подумала, что просто переела. Но на следующий день мне стало хуже. И доктор Петро срочно отправил меня в Котор, куда я поступила в заботливые руки медперсонала роддома. Мне сразу поставили капельницу-инфузию, первый день я воспринимала все происходящее вокруг сквозь какую-то пелену. Потом мне стало намного лучше, в результате я пролежала в больнице 8 дней…

На самом деле, больница Котора – моя первая больница в жизни. До этого, я в медучреждениях бывала только в качестве посетителя-визитера. А поскольку я наслышана была об этой больнице всякого: и грязно, и тараканы «пешком ходят», и крысы в коридорах водятся и тп., то я, придя в себя, стала с опаской озираться вокруг в поисках больничных чудовищ. Ничего подобного я не увидела. Конечно, больница Котора – это не отель, и по сравнению с больницей Мелине, она уступает последней в комфорте и оборудовании. Но все было в меру чисто и аккуратно, а главное – внимание персонала. Мне почему-то всегда казалось, что в государственных больницах непременно должны работать совковые тетки сталинской закалки, вечно кричащие и недовольные зарплатой и своей жалкой жизнью. Меня очень приятно удивило заботливое отношение к пациенткам: медсестры, все как на подбор, приятной внешности, любезные, все время справляются о твоем состоянии, прибегают по первому же твоему зову. Здесь я не могу отметить одну особу. Да простит меня вся русская диаспора Черногории, но хочу выделить одну медсестру, которая со мной себя вела высокомерно, некая Тамара, русская… Да-да… В первый же день, когда мои соседки по палате ей радостно сказали «Эво, дошла ваша из Русии», она, недобро взглянув на меня, ответила типа «Не она моя, Русия е велика, и она не рускиня». Ну да, я не русская, но из России. Какое это вообще имеет значение? Даже мои соедки удивились «Али она прича на руском…»… Меня только та Тамара не спросила, как я вообще оказалась в Черногории, а каждый поинтересовался: и пациентки, и медсестры, и врачи – всем была интересна моя история. Ведь не каждый день в больницу приезжают иностранки. Вообщем, не важно… Главное – это мое здоровье и состояние ребенка. В больнице на сохранении обязательно каждый пациент находится, как минимум неделю, даже если тебе стало на второй день лучше, никто никуда тебя не отпустит. Если улучшения есть сразу, значит пролежишь всего неделю под строгим наблюдением врачей. Естественно, всем женщинам хочется поскорее домой, к родным и близким, но, наверное, лучше побыть в больнице какое-то время, пока доктора не удостоверятся в твоем удовлетворительном состоянии.

Доктора предписали мне полный покой, никаких физических нагрузок и стрессов. Я по-тихоньку готовилась к приближающимся родам. Существует плохая примета: ничего не покупать новорожденному пока он не родится. Если честно, я считаю ее немного глупой: новорожденному просто надо купить вещи первой необходимости, ведь потом какое-то время будет не до покупок. А если учесть, что мой супруг ненавидит шоппинг, то доверить ему покупку на свой вкус и цвет я просто не хотела. К тому же Черногория – не Москва: здесь нет больших торговых комплексов, где бы целый этаж был посвящен только детскому миру, где можно в одном месте найти сразу все от распашонок до кроватки. Тем не менее, оказавшись немного суеверной, я успела до родов пробежаться по магазинам Герцег-Нови и составить список необходимого с указанием цен и адреса, договорилась с каждым продавцом  на предмет «резервации» вещей по списку, пока ребенок не появится на свет. В нашем маленьком городке подобное отношение к покупателям – норма: и в рассрочку дадут, и отложат на удобное покупателю время. А за месяц до родов мы переехали в квартиру побольше, и к моменту моего отъезда в роддом наше жилище было полностью подготовлено ко встрече нового члена семьи.

Чем ближе подходил срок, тем больше во мне назревал страх «А как оно происходит, рождение ребенка? Говорят, это дикие боли, мучительные схватки». Я даже не знала как «выглядят» схватки, что при этом ощущаешь. Наверное, все первородки проходят через подобные страхи. Эх, как мне не хватало мамы!

На 38-й неделе мой доктор, Боян Вучетич, после очередного осмотра заключил, что плацента расположена слишком низко и может стать препятствием для ребенка на родовом пути. Обычно эта проблема устраняется незадолго до родов путем массажа. Так, за неделю до родов я должна была снова лечь в больницу на сохранение.

Хочу пару слов написать о своем докторе. Боян – молодой перспективный гинеколог из семьи врачей, несмотря на свои молодые годы, в команде которских гинекологов он на высоком счету. Даже Петро Баколбашич, которого, откровенно говоря, которские доктора недолюбливают, узнав, что моим ведущим врачем стал именно Боян, обрадовался: типа мне повезло, что попала в его смену. К тому же оказалось, что Боян и мой супруг – давние приятели, со времен студенчества в Белграде. Это выяснилось случайно, когда я попала в больницу впервые во время его дежурства. Причем, они встретились с моим мужем на третий день моего пребывания в больнице. Несомненно, нас этот факт обрадовал – все же лучше, когда гинеколог — твой друг. Отношение ко мне со стороны медперсонала и без того было хорошим, а так я получала вдвое больше внимания.
Накануне своего отъезда в роддом я целый день возилась по хозяйству: убиралась, стирала, гладила, готовила и принимала гостей. Походная сумка для больницы была приготовлена чуть ли не за месяц до родов. Когда едешь рожать, то нужны только тапочки, зубная щетка и послеродовое белье, все остальное просто не пропускают. А когда едешь на сохранение, то необходимо гораздо больше своих вещей. Я же отправлялась на сохранение с последующими родами.

А рано утром у меня отошли воды… Причем я и не поняла сначала, что это были именно воды, пока не начались первые схватки. Мы уже выехали в Котор, когда схватки стали частыми. «Господи, успеть бы до больницы! Не хочу рожать в дороге» — молилась я. Сразу почему-то вспомнились московские пробки. Интересно, наверное часто в Москве и других мегаполисах женщинам приходится рожать в дороге? Мой муж предложил заехать в монастырь Савина и получить благословение игумана Варнавы. Так и сделали. Обоими руками придерживая живот (было ощущение будто ребенок сейчас сам выскочит наружу, если не держать живот), я практически доползла до батюшки. Он, погладив меня по голове, сказал, что сегодня все пройдет хорошо и благословил нас.

До больницы я передвигалась как утка. Боян осмотрел меня и направил в родильное отделение, и смеясь, добавил: «Я вроде тебя на сохранение звал, а ты уже и рожать вздумала. Ничего, помучаешься часиков эдак 8-12, и родишь». И наказал медсестру подготовить меня к родам. Я, трясясь от страха, не знала, что значит «подготовить» к родам. Если буду описывать сей процесс, то читатели могут обвинить меня в неэтичности, поэтому скажу коротко «побрить и поставить клизму». Это необходимая процедура, особенно для тех, кто рожает сам природным путем. Так что будущие мамы, извините, но это неизбежно. Далее мне выдали униформу роженицы: ночную сорочку. При этом мне несказанно повезло – мне попалась новая, доселе неодеванная! У остальных рожениц сорочки были и порванные, и со следами постиранной крови предшественниц, но чистые, буквально из прачечной. Из моих вещей мне разрешили только тапочки, послеродовое белье, носки, зубную щетку и расческу, и никаких своих сумок и пакетов! И сразу отправили в комнату ожидания, смежную с родильной комнатой.

Одна женщина уже лежала на родовом столе и истошно вопила, материла всех подряд: от свекрови до медсестры, умоляла сделать ей кесарево сечение. А доктора не торопились ее «резать». В предбаннике лежала еще одна роженица. И я, и она – первородки. Представляете наше состояние от криков вопящей женщины? Мы обе свернулись в комок, корчась от схваток. Мне тоже хотелось кричать. Но после воплей той роженицы было как-то стыдно. Медсестры сновали туда-сюда, причитая и ругая бедную женщину, мол своим криком та теряет силы на потуги, и просили нас не повторять ее ошибок. Приходилось терпеть, единственное, что могла себе позволить – звать маму на помощь. Слово «мама» вырывалось наружу само – невозможно было себе запретить. Боже, как мне хотелось, чтобы мама сейчас держала мою руку и успокаивала меня! Ее присутствие бы облегчило мои боли. Схватки становились все более частыми. Медсестры буквально умоляли нас не кричать и сохранить силы на роды. В Которе доктора до последнего дают шанс роженицам родить самим, как здесь говорят «природно». И только в исключительных случаях производят кесарево сечение. Команда гинекологов в полном составе каждые пол-часа проверяет женщину на предмет «открытости», женщины поймут, о чем речь. Открытость родового пути, или открытость шейки матки. Чтобы произвести ребенка на свет, женщине необходимо «открыться» хотя бы на «4 пальца». В противном случае женщину оперируют. Кесареао сечение может быть и в случае открытости на все «5 пальцев», если ребенок очень крупный, или пуповина  вокруг его шеи затянулась, или физическое положение не позволяет ребенку выйти наружу без повреждений. Гинекологи убеждают рожениц, что естественные роды – самый легкий путь. А нам во время схваток кажется, что мы сейчас просто умрем от диких болей, и мечтаем о кесаревом сечении, во время которого можно просто уснуть, а проснувшись, увидеть ребенка рядом с собой. Но нужно просто пережить этот момент, который быстро забудется, надо набраться сил и терпения. Ведь после кесарева женщина может подолгу приходить в себя: боль обоих швов (на матке и на коже низа живота), трудно ходить, сидеть и держать ребенка… Я, к счастью, избежала кесарева. Рожала относительно легко. Схватки были предродовые, но я не была достаточно «открыта». Тогда мне поставили стимулирующую капельницу, которая вызвала ужасные боли. Когда Боян сказал, что на капельнице проведу минимум 8 часов, я взвыла! Как назло, время тянулось бесконечно долго. Те короткие мгновения, когда боль на секунду опускала, казались мне просто блаженством. Кричащая предшественница наконец-то родила, и это спустя 16 часов схваток и 2-х часового мучения на родильном столе! Через 20 минут меня отвели в родильную комнату. От начала схваток прошло «всего» неполных 3 часа. Боян «подбодрил» меня типа рожу не раньше, чем через 4 часа, и срочно вышел. Я осталась наедине со старой опытной акушеркой Надой и одной медсестрой. Они как-то ласково со мной и разговаривали, и инструктировали… Я хоть немного успокоилась. Начались потуги. Всего три раза я напряглась и… родила! Я услышала плач своего ребенка уже через 10 минут после того, как оказалась на столе! Я все время от неожиданности лепетала «Я что, уже родила?». Спасибо медсестре и акушерке за их профессионализм, терпение, и заботливое обращение! Ну, и я была примерной роженицей: слушала их наставления, не кричала, и рожала, можно сказать, «по инструкции». Срочно прибежал Боян: «Ого, ты уже родила?!». И начал меня оперировать, поскольку кусочек плаценты остался внутри. Операция длилась всего 2 минуты. И вот принесли мое чадо! Темно-фиолетовый комочек со слипшимися волосами посмотрел на меня каким-то пронзительным  взглядом «Вот я, мамочка!». Я спросила: «Мальчик или девочка?». Медсестра молча развернула пеленку: СЫН! Мой сын со временем сто раз поменяется, но тот взгляд останется, и я его никогда не забуду, и узнала бы его из тысячи детей.

Вот, ради чего женщины проходят столь мучительный путь. Вот, почему в мире считается, что женщины выносливее мужчин и жуивут дольше. Все — ради нашего потомства, ради наших цветов жизни!

Сына помыли, завернули в пеленки и унесли в детский бокс, где дружным хором раздавался самый приятный плач грудничков. Меня на каталке увезли в палату к той самой «кричащей» женщине. Я не чуствовала никакой боли, то ли от эйфории, то ли ее действительно не было. Через час принесли обед, а еще через пол-часа я уже сама дошла до дамской комнаты. Через пару часов нам принесли детей на кормленье. Господи, сынишка такой маленький, он даже не знал, что такое мамина грудь. Но, учуяв запах молока, словно по подсказке, быстро сориентировался что и как, приступил к своей первой в жизни трапезе. Это было так трогательно! После кормежки их снова унесли в бокс. С того момента я все время прислушивалась к детскому плачу: а может это мой сынуля плачет, и ему нужна мама? Медсестры-патронажи, как их в больнице называют «бабицы», успокаивали типа детки должны плакать, не переживайте. Муж все время дежурил на улице. В родильное отделение запрещено пускать родственников, даже по «блату». А так хотелось показать ему сына!

Прогулявшись по отделению, я узнала, что женщины, которые родили путем кесаревого сечения, лежат в спецпалатах со специальными кроватями с ручкой. Одна даже показала свой шов и сказала, что мне повезло родить «природно». Они обычно проводят в больнице 10-15 дней. А меня выписали уже через 2 дня. Мое состояние было удовлетворительно, состояние сына также удовлетворило педиатра. Мы приняли первую вакцину и отправились домой!

У нас принято встречать маму с ребенком у входа в больницу с камерой, толпой родственников и цветами. А здесь все проходит тихо. Супруг и свекровь. Самые близкие люди. Мои живут далеко, и приедут не скоро. Но это уже не важно. Главное – все прошло хорошо, без осложнений, как и говорил батюшка.

Роды – процесс индивидуальный, каждая женщина проходит его по-своему. Но нас, женщин, объединяет одно – радость момента, когда видишь своего только что родившегося ребенка, и тот материнский инстинкт, данный нам свыше и природой. И не важно, в какой стране ты рожаешь, в какой больнице. Важно – присутствие любимых, их поддержка, любовь. Важно физическое состояние женщин, поэтому нас надо беречь и лелеять. Это придаст нам силы, а значит и возможность выжить и дать жизнь другому человечку!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *