Отзыв о работе AU Pair во Франции

AU Pair в ДанииДобрый день всем!
Это история о том как я была au pair во Франции. Было это в далеком 2007 году. Вижу, вижу ваши удивленные взгляды и слышу вопрос — почему только сейчас пишешь об этом? Отвечу — потому что снова хочу поехать как au pair, теперь уже в Данию…

Но все по порядку.

О программе я узнала от подруги, которая жила во Франции. Она же дала мне контакты этого агентства. С другой подругой мы решили попробовать.

Документы мы подали с разницей в 2 месяца, ей написали почти сразу же. Уехала она быстро. Я ждала около 2 месяцев. И вот наконец-то мне нашли семью! Тут началась переписка, общение с семьей…

Знаете, с самого первого письма я почувствовала хорошее к себе отношение. Переписка была у меня только с Отцом детей, его звали Patrick Martin, ему было больше 55 лет. В семье было 3 детей, два мальчика и девочка — старшая.

Мы с Патриком обсуждали абсолютно все тонкости моего пребывания в семье, начиная от того, что я ем, заканчивая — брать ли мне свое мыло и зубную пасту. Я никогда не стеснялась спросить то, что меня волновало, так же и он. Наверное, это и разрушило всякие барьеры еще до моего приезда в их дом.

Девочки, вы должны правильно понять — вы там — не домработник, а член семьи. Соответственно с вашим мнением тоже должны считаться. И никогда не нужно стесняться что-то спросить.

Меня, как помнится, отец детей спрашивал даже — какая температура для меня самая оптимальная в доме зимой, чтобы я чувствовала себя комфортно? Я не стеснялась, отвечала. Мне же там жить, и я хотела все детали максимально обсудить.

Патрик спрашивал — какая форма приветствия в нашей стране. (Забыла сказать, я из Таджикистана, оформлялась я дистанционно. Как мне потом признавался Патрик — он раньше даже о такой стране не знал! Перерыл весь интернет — теперь знает.) Так вот — большая часть жителей — мусульмане. Прочитав это, он написал, что во Франции — люди обычно здороваются — целуя друг друга в щеку. И спросил — приемлемо ли мне это? Я была дико удивлена! Я была просто поражена корректностью этого человека! Меня еще не было в их семье — а он проявлял такое уважение!

Просила фотографировать детей, семью, дом, город, в котором я буду жить. Патрик заваливал меня фотографиями, я уже знала и любила этот город. Рассказывал истории из жизни детей, говорил, что они немного напуганы, но все равно очень ждут моего приезда.

В общем, обсуждали мы абсолютно все!

Зарина, так зовут мою подругу, уехала раньше меня, в Сарлат. Через пару месяцев поехала и я. Я попала в центральную часть Франции, в город Vendome. Если точнее — даже в пригород этот чудесного маленького городка.

Семья у меня, как я уже писала, состояла из 3 детей, отца, мать жила отдельно от нас. Ками было 9 лет, она была «с характером». Очень долго я не могла найти с ней общий язык. Ашиль был очень тихим мальчиком, мог часами играть сам по себе, очень привязался ко мне, и я его очень полюбила. Ему было 8. Младшему было 3 года. Лука всегда попадал под влияние Ками или Ашиля. Если они начинали вести себя плохо, Лука повторял за ними. И тогда они втроем становились совсем неуправляемыми. Но это я узнала чуть позже…

По порядку.

Прилетела я в Шарль де голь днем. Встретили меня Патрик со своим другом. Приветствие — стандартное французское касание щеками. Когда я уже купила билет в Париж, Патрик спросил меня — как я должен с вами поздороваться? Я ответила — так как принято у вас, я же еду изучать вашу культуру.

Патрик с другом повезли показывать мне Париж. Нотр дам, знаменитая башня, Сена, Лувр… Они наперебой рассказывали мне истории, смеялись. Я чувствовала себя комфортно.

Приехали в дом мы поздно вечером, детей не было.

— Они приедут завтра утром, они у матери… — Патрик с женой жили отдельно. Сложности в отношениях…

Дом большой, больше 12 комнат, у каждого ребенка — своя комната, с огромным количеством игрушек. У меня очень большая и светлая комната на 1-м этаже, отдельная ванная, безлимитный интернет. В комнате большой шкаф, большая кровать, комод, стулья, в принципе все очень даже ничего…

Утром меня разбудил стук в дверь, Патрик звал завтракать. Умылась, заправила постель, пришла на кухню. На столе кофе, тосты, масло.

— Я не знаю, что вы едите по утрам… Если что-то хотите — скажите пожалуйста. Это и ваш дом тоже!

Детей привезла мать. Мы долго смотрели друг на друга. Она, мне кажется, сразу во мне увидела врага. Дети бегали, прыгали, кричали на весь дом, казалось — мой мозг сейчас взорвется!

Моей сестренка на тот момент было 10, но она никогда так себя не вела! Я была шокирована!

Так начались мои рабочие будни…

Получала я по 80 евро в неделю. Денег мне вполне хватало. Патрик каждый день ездил со мной по округе, чтобы я могла адаптироваться на дорогах, чтобы я могла хорошо водить. Мне это очень помогло, через неделю я стала проситься ездить одной, без контроля. Разрешил дней через 10.

Утром я будила детей, собирала их в школу, одевала, причесывала, младшего купала по утрам. Он еще спал в памперсе — сами понимаете : Завтракали они с трудом, собрать их было невозможно. В школу мы шли вместе, благо она в 5 мин от дома. Возвращалась домой, прибиралась в их комнатах. Убиралась в своей комнате. Закидывала вещи в стиральную машину, гладила, складывала в шкафчики (только детские и свои). Потом ехала на курсы, гуляла по городу с подругами.

Детей забирала со школы в 5. Потом полдник, домашнее задание, ужин, купание, немного игр перед сном.

В доме становилось тихо, только когда дети были в школе или спали.

Ужин чаще всего готовила я для себя и детей. Обычно это были французские блюда. Как-то приготовила борщ — даже не попробовали, варила рисовый суп, жаркое… Нет, такое они не едят. Больше не экспериментировала.

Раз в неделю мы с Патриком ездили за покупками в супермаркет, за рулем была я. Приходя в магазин, Патрик давал мне отдельную тележку и говорил:
— Бери все, что ты сама будешь есть, что ты любишь. И бери то, что любят дети. — Мое питание и питание детей возлегло на мои плечи, но мне это даже нравилось. Я старалась оградить детей от полуфабрикатов, от непонятных котлет, ужинов в пакетах. Если просили пюре, то я варила картошку и мяла ее с маслицем, как дома, а не порошковое с молоком. Больше овощей и фруктов, витамины нужны огранизму, особенно детскому. Сначала сопротивлялись салатам и натуральным сокам, потом привыкли.

Первое время ужинали мы только с истериками. Патрик был дома все время, он бывший хирург-кардиолог, который по инвалидности вышел на пенсию — авария трагическая. Мать работала в Скорой помощи, мы видели ее 2-3 раза в неделю, жила она в самом Вендоме.

Патрик всегда уходил в свой кабинет во время ужина, предоставлял мне хозяйничать самой. Дети в истерике, еда — на полу, волосах, стенах, но не в желудке, я в отчаянии… В итоге — все голодные, злые, уставшие…

Так было первую неделю. Я выбивалась из сил, но я не могла что-то изменит. Языковой барьер, я совсем не понимала — что говорят дети, с не могла объяснить им — чего хочу я. Спасал меня Патрик. Он приходил на кухню в самое нужное время. Крикнет — и все замолчат. Первое время я не могла есть с детьми, за ними нужен был глаз да глаз. Ужинала либо одна, либо с Патриком.

Время шло. И у меня наладились отношения с детьми. Мы стали понимать друг друга, дети не пытались навредить мне, я стала уже частью их семьи…

С Ашилем мы очень подружились. Он любил, когда я говорила по-русски, с радостью учил русские слова, повторял их как заклинание. Он не засыпал, пока я его не обниму, не поцелую, не пожелаю спокойной ночи. Он часто просил посидеть меня с ним, пока он не уснет. Любил, когда я читала ему сказки на русском языке. Он одевал по утрам всегда только то, что я выбирала сама, даже когда вечером одежду приготовит мать, он ложил все обратно в шкаф, звал меня и просил выбрать. Патрик часто говорил мне, что Ашиль — мой любимчик, и я выделяю его среди детей. Я не спорила, к чему отрицать? Ребенок тянулся ко мне, я платила ему тем же.

Ашиль был будто изгоем в семье. Он часто получал за других, его часто ругали и наказывали. Не знаю почему так сложилось, но Ками — была любимицей матери, Лука — любимчик Патрика. Ашиль все время чувствовал себя лишним, обделенным. Ему редко доставались добрые слова от родителей, чаще крики и упреки. И когда я стала проявлять внимание и заботу, он ответил мне взаимностью.

Ками была очень своенравной девочкой. Мать не жила с нами, и Ками долгое время была своего рода — главной женщиной в доме. Тут приехала я, и ей велели выполнять все мои требования. Началась война. Ками очень дерзила, грубила, жаловалась матери на мельчайший мой промах. Мать срывалась на Патрика. Спасибо ему — но за все время он ни разу меня не огорчил, всегда был на моей стороне, поддерживал и помогал. Мать злилась, Ками ревновала. Было очень сложно.

Однажды я решила поговорить. Позвала Ками и Патрика — он был посредник-переводчик. Я не всегда могла выразить свои мысли на французском, с ним мне легко говорилось на английском. Я посадила Ками напротив и сказала:
— Ками, я никогда не пыталась занять место твоей матери в этом доме. Я никогда не пыталась занять твое место. Я всего лишь пытаюсь облегчить вам жизнь, пытаюсь помочь в бытовых вещах. Ками, ты должна выбрать сама, ты взрослая девочка. Ты можешь помочь мне, а можешь усложнить. Тогда я уеду, и приедет новая девочка. И не известна — будет ли Вам с ней хорошо.

Ками умная, не по годам развитая девочка. Она поняла. И воцарился мир. Мы вместе с ней одевали мальчиков, вместе готовили и накрывали на стол. Я думаю, она просто поняла, что я с ней буду общаться на равных, но и тогда она должна вести себя как взрослая. Ками больше не вставала между мной и матерью. Не пыталась усложнить и без того натянутые отношения с матерью.

Мать… С ней отношения у меня так и не наладились. Это была простая материнская ревность. Она подала на развод, она не хотела жить больше с Патриком. Но детей забрать совсем она тоже не хотела. Дети тянулись ко мне, она просто боялась потерять их любовь. Глупо, как же это глупо! Дети никогда мать не забудут! Она этого так и не поняла. Воевать я не собиралась, я просто словно выключила ее из моей жизни. Нас друг для друга не существовало.

Лука был капризным, избалованным ребенком. Он был младшим, и никто ему ни в чем не отказывал. Он деле всегда то, что хотел. Я была строга. С такими детьми надо быть строже, они должны чувствовать, что ты — хозяин. Иначе — наплачешься.

Ашиль был очень ранимым и нежным мальчиком. Он часто обнимал меня и говорил:
— Диана, я тебя люблю, и не хочу чтобы ты уезжала от нас… Ты не оставишь меня, правда…? — я не могла врать этим глазам, которые с такой преданностью и любовью на меня смотрели.

Я уже знала, что скоро уеду. Я пробыла в той семье всего 4 месяца. Так сложились обстоятельства, что мне нужно было вернуться на родину, домой. Я сказала Патрику как есть, сказала еще за 2 месяца до отъезда. Мне нужно было только накопить денег на билет. Патрик понял и поддержал. Мы стали искать другую au pair.

За ужином в тот день Патрик сказал это детям. Ашиль заплакал, подбежал, обнял, и держал так крепко-крепко. Слеза-предательница сорвалась с глаз. Было сложно, я полюбила их и привязалась к ним…

Но обстоятельства были сильнее.

До самого последнего дня моего пребывания — Патрик меня поддерживал во всем. Дети стали частью моей жизни. С Патриком я переписываюсь до их пор. Он говорит, что дети помнят меня, и когда видят мое фото — кричат — это Диана! Патрик часто высылает мне фотографии дома, детей… Это родное. Это часть моей жизни. Не долго, конечно, мы были вместе, но Ками, Ашиль и Лука навсегда останутся в моей памяти. Это было большим испытанием в моей жизни, проверкой. И я ее выдержала, я считаю.

Было сложно, было одиноко, было порой очень обидно. Но в целом — вспоминается только хорошее! Как мы играли в прятки, как бегали по всему дому, как ужинали, как учили русские слова…

Это было одно из самых счастливых моментов в моей жизни, и я ни о чем не жалею!

Как я написала в начале — я теперь решила снова ехать в качестве au pair — в Данию. Волшебная страна, страна сказок, русалок, говорящих предметов… это мечта детства, и сейчас это агентство дало возможность исполнить свою мечту.

Некоторые девчонки пытались найти семьи сами. Через интернет. Я рисковать не буду и не советую. У меня есть много примеров, когда таким способом девчонки попадали чуть ли в кабалу, никаких прав, за личность не считали, мнение не спрашивали. Для меня это дико! Да, мне с семьей повезло, буду надеяться — повезет снова. Конечно, нет гарантии, что воспользовавшись агентством — тебе 100% повезет. Может быть по-всякому. Но зато ты всегда будешь знать к кому обратиться за помощью, и тебе помогут… Хотя бы потому, что ты заплатила не малые деньги за их услуги, а через интернет — ты агентству не платишь ничего, платит семья. Если семья довольна, зачем агентству помогать вам и менять семью к примеру?

Много зависит от того, как себя настроишь. Если воспринимать свое пребывание в качестве au pair как тяжелую работу, за которую тебе еще так мало платят, то лучше не ехать совсем. Если пытаешься заработать денег — тоже не туда.

Au pair — это не работа. Это жизнь. Ты живешь своей обычной жизнью, помогай семье по дому, присматривая за детьми, делая легкую уборку, готовку. И тебе семья — помогает финансово, поддерживает. Тоже самое я делала дома, всегда. И для меня жизнь au pair не казалось адом. Главное — смотреть на все позитивно!

Вот моя история…

Девчонки, не бойтесь ничего! Если будут вопросы, найдете меня через агентство! И если дочитали до конца, помолитесь за меня, очень надо… ведь уже жду новую семью…

Я думаю, еще будет продолжение — только в Дании…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *