Моё датское au-pair-путешествие

Можно сказать, что в Данию я попала… случайно. Конечно, это не самое лучшее начало для отзыва о Студентур (Studentur), но честно, я ни капельки не жалею, что так получилось! Ладно, теперь по порядку. Меня зовут Настя, и в этом году я заканчиваю университет. Моё путешествие в Данию началось с рассказа подружки, которая съездила по программе au-pair в Германию. Рассказать ей было о чем, потому что с семьёй страшно повезло: веселые, понимающие, да еще и работают в турфирме, поэтому Кристинка несколько стран за год объездила. Конечно, после такого рассказа я сразу загорелась и решила попробовать.

Моё датское au-pair-путешествие

Я очень хотела поехать в AU Pair Скандинавию, особенно в Швецию, потому что до этого два года изучала шведский в университете и надеялась подтянуть язык. Отправилась в Центр эмиграционных и обменных программ (Студентур, Studentur), и мне пообещали вскоре подыскать семью в Швеции. Я, счастливая, уже начала собирать документы. После этого больше месяца никаких сообщений из центра не было, пока я не решила позвонить сама. Тогда мне сообщили, что семью из Швеции мне пока не нашли, но зато есть семья из Дании. Я почитала информацию… и неожиданно для себя согласилась.

Теперь я понимаю, что не ошиблась. Наверно, интуиция сработала. В конце концов, все скандинавские языки похожи, поэтому мне было легко читать по-датски, и даже понимать устную речь со временем стала. А благодаря изучению датского и шведский улучшился. Так что я осталась только в выигрыше!

Надо отдельно рассказать о моей семье, потому что это не семья, а просто чудо! Жили они в маленьком городке, не слишком далеко от Копенгагена (впрочем, в крохотной Дании «далеко» бывает редко, это вам не Россия). Общались мы по-английски и немного на смеси датского и шведского. Метте работает на почте, её муж Сёрен — шеф-повар в ресторане. Еще до моего приезда мы с Метте много общались по e-mail, разговаривали по телефону. Я уже тогда поняла, что она человек понимающий и добрый, и вскоре начала относиться к ней… ну, как приятельнице, наверно. Конечно, всё равно дистанция была, как подружки мы никогда не общались. Но, по крайней мере, я себя чувствовала с ней свободно, не боялась сказать что-то не то или не понравиться чем-то.

Разговаривать с Сёреном было немного сложнее, потому что он — человек достаточно закрытый и немногословный, да и работал он много. Случалось, что я ведь день его вообще не видела. Но конфликтов или негатива никогда не возникало. Датчане вообще люди приветливые. Даже если Метте и Сёрену что-то не нравилось, мы это всегда сразу обсуждали, старались найти компромисс. Да и мне сразу сказали, чтобы не держала обиды при себе.

Сначала я почему-то немного боялась: как буду общаться с детьми? А вдруг я им не понравлюсь? А вдруг они меня понимать не будут? Надо сказать, что детишки почти не знали английского, только если основные фразы. А я, конечно, в датском еле-еле. В итоге общались на жуткой смеси инглиша-датского-шведского. Мои преподаватели в вузе точно в обморок бы упали! Но мы друг друга понимали, и это главное.

Дети — двойняшки, мальчик и девочка, по 4 года. Мальчика звали Мортен, девочку — Дагне. Сначала они меня стеснялись, мало разговаривали, и приходилось буквально каждое слово вытягивать клещами. Мортен привык ко мне быстрее, — наверно, потому, что я с ним чуть ли не каждый день ходила на тренировки, он плаванием занимается. По дороге мы всегда болтали: он рассказывал о садике, о приятелях, а я старалась понять его быстрый датский.

С Дагне мы тоже постепенно подружились, хотя после первого месяца я думала, что отношения у нас не складываются. Девчонки, никогда не судите по первому месяцу! Это такое трудное время: дети привыкают к вам, вы к детям, и если ребенок не суперобщительный, наверняка будут проблемы. Дагне — застенчивая девочка, но когда она наконец начала со мной нормально общаться, её было не остановить)) К концу года я к ним обоим так привязалась, что очень не хотелось уезжать…

Ну и вообще, конечно, просто-напросто не хотелось уезжать из Дании! Раньше я была за границей совсем ненадолго, просто как турист. А сейчас увидела все мелочи, все детали быта и т.п. И мне действительно понравилось, что государство по-настоящему заботится о гражданах, что дороги и улицы — чистые и ухоженные, что люди улыбаются и всегда готовы помочь, даже если приходишь с какой-то глупой просьбой.

Два раза в неделю я ходила на бесплатные курсы датского языка в Народную школу. Народная школа — это такое специфическое учебное заведение, между средней школой и вузом. Там обычно проходят курсы для иммигрантов и т.п. Состав группы был очень пестрым, и из России была я одна. Были иммигранты из соседней Швеции, девушка из Украины (с ней я наконец-то смогла пообщаться по-русски!), беженцы из каких-то африканских стран… Датский язык — сложный, но интересный! По-моему, главное — научиться выговаривать это специфическое r (напоминает французский), а потом уже легче.

С Леной из Украины мы подружились, много общались, проводили вместе выходные. Несколько раз выбирались на датские дискотеки, но мне там не слишком понравилось. Музыка странная, и народу было слишком много для небольшого помещения. Не понимаю, как можно танцевать в такой тесноте!

Еще мы с Ленусиком частенько «окультуривались»: ездили в Копенгаген, гуляли по городу, несколько раз ходили о музеям. Музей Андерсена в Оденсе произвел огромное впечатление! Да, и конечно, в Тиволи ходили — крупнейший парк аттракционов Скандинавии. Как же без этого.

Что касается работы (ага, наконец-то о работе!)… Ну, конечно, я не толькопо музеям и аттракционам ходила:) С другой стороны, не могу сказать, что работой заваливали. В среднем часов по пять в день: накормить детей завтраком, отвести в садик (он минутах в десяти от дома), убраться немного, иногда приготовить что-нибудь несложное на обед, днём — забрать детей, снова накормить… Спать двойняшки отправлялись рано, чуть ли не в восемь вечера. Впрочем, у меня уже часов с пяти-шести вечера было свободное время. Бывало, что где-то раз в неделю просили посидеть с детишками вечером, если Метте и Сёрен куда-то уходили. С другой стороны, когда у Метте был выходной, мне вообще дел практически не находилось. Были ли выходные у Сёрена, вообще не помню. По-моему, он тот еще трудоголик.

Датчане вообще много работают, я это заметила. Замуж никто не торопится, детей раньше 30-ти тоже никому не надо, а вот карьеру делать — всегда пожалуйста. Когда я в какой-то компании сказала, что русские девушки, бывает, и в 18-19 замуж выходят, мне очень долго не верили. Для них это что-то невероятное! А что делать, другая ментальность… В общем, я не жалею, что съездила. С Метте иногда до сих пор перекидываемся e-mailами, она рассказывает новости о детях, говорит, что они скучают. Они предлагали мне остаться еще на полгода или год, но я решила завершать образование. Не знаю, правильно поступила или нет. К концу года в Дании начала очень скучать по России, а вот дома скучаю по Дании, словно чего-то теперь в жизни не хватает. Недавно вот появилась идея попробовать поступить в датский университет после окончания российского. Надеюсь, что получится:)

Настя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *