Дворец Диоклетиана

Сплитские памятники архитектуры и культуры в основном сосредоточены на территории исторически сложившегося городского ядра, поэтому их осмотр лучше всего начинать как раз из самого центра древнего ядра — дворца Диоклетиана.

Комплекс дворца императора Диоклетиана Комплекс дворца императора Диоклетиана

Общепринятым считается, что император Диоктелиан дал построить дворец в намерении удалиться в него после отречения от престола в пользу своего заместителя. Исторические факты в основном это и подтверждают, поскольку он в нём провел последние годы жизни, от отречения в  Никомедии 1 мая 305 года до своей смерти, наступившей приблизительно в 316 году. Новый анализ доступных исторических источников и размышления о целесообразности строительства дворца в Сплите (И. Беламарич 1999 г. ) проливают, кажется, новый свет на причины возникновения того, что превратилось в эти внушительные остатки. Неоспоримым является факт, что Диоклетиан в 297 и 298 провёл успешную военную кампанию против египетских повстанцев. До сегодняшнего дня во дворце было обнаружено 11египетских сфинксов, а все колонны дворца сделаны из благородных видов камня (красного, розового и серого гранита, порфира и белого мрамора) и перевезены сюда их древнеегипетских храмов и других великолепных сооружений. Свидетельство этому капители неравной высоты, которые вырезали на месте стройки и которые должны были уравнять разные по высоте столбы. Такая крупная доставка из Египта дорогих архитектурных украшений убедительно говорит о том, что речь идёт о личной посылке императора, а это, исходя из предложенной интерпретации, указывает на 298 год, как на дату начала строительства дворца. В свете таких размышлений дворец отображает изменение  религиозных умонастроений во время Диоклетиана и  правления тетрархов, при котором с усвоением восточных форм абсолютистской монархии возникает также новый культ  императора,  сына  Юпитера,  являющегося божеством ещё при своей жизни. Четыре тетрарха должны символизировать четыре времена года, четыре первоэлемента, и они были живыми божествами, ходящими по Земле. В таком свете анализ предлагает увидеть и ядро сплитского дворца с перистилем и четырьмя храмами, построенными для того, чтобы быть не только императорскими мавзолеями, но и обрядовым центром нового культа живого божественного царя. Ко всему этому следует прибавить и тот факт, что форма правления в эпоху Диоклетиана, учитывая беспокойство на границах и громадные размеры империи, требовала постоянных перемещений двора, свидетельство чему несколько императорских резиденций Диоклетиана (в Сирмии, Никомедии, Пальмире и Антиохии), а также других тетрархов. Всё изложенное приводит нас к выводу, что дворец Диоклетиана строился как царский дворец правящего императора, тем более что, принимая во внимание географическую и стратегическую позицию Салоны, он помещался чуть ли не в самом центре империи. Лишь тяжелая болезнь, заставившая Диоклетиана отречься от престола в 305 году, нагнала его уединиться во дворце, который во всех деталях еще и не был достроен.

Комплекс дворца Диоклетиана имеет форму несколько деформированного прямоугольника. Более длинные стороны достигают в длину приблизительно 215 м, а более короткие, северная и южная, всего 180 м. Общая площадь комплекса занимает какие-нибудь 30 тыс. квадратных метров. Дворец строился по зодческим вкусам и идеям восточной части Римской империи, представляя собой одновременно необыкновенно роскошную царскую виллу, древнегреческий город и мощно укреплённый военный лагерь.

Поперечная улица, протянувшаяся от западных до восточных ворот, пересекает комплекс дворца на две половины. Южная половина предназначалась для размещения императорских покоев, а северную образовывали два больших четырехугольных жилых блока для прислуги и солдат, охранявших дворец. Мощная наружная защитная стена была укреплена на углах четырьмя массивными четырёхугольными башнями, а поверхность каждой стены, кроме той, которая обращена к морю, ещё двумя башнями поменьше, четырёхугольной формы. Все ворота с подступом с суши были прикрыты ещё двумя восьмигранными башнями. Дворец, таким образом, защищало 16 башен. Стены дворца, открывавшиеся к материку, были в своей верхней части раскрыты большими, простыми арочными окнами, а южный фасад, ориентированный к морю, был дополнительно расчленён карнизами, консолями и полуколоннами. По всей длине стен дворца протягивался сторожевой коридор. Поскольку со временем во дворец врастал средневековый город, значительная часть первичной архитектуры сохранилась, преимущественно употреблённая в совершенно разных функциях. Несмотря на это и даже в таком состоянии дворец в настоящее время — наилучше сохранившийся мире  образец позднеантичной дворцовой архитектуры. Работы по реконструкции и консервированию всего этого пространства продолжаются уже почти два столетия, но особенно интенсивными они были в последние 50 лет. Работы настолько  комплексны,  что,  несомненно, будут длиться еще долгие годы. Однако до сего, систематически изучены все существенные дворца, так что выводы о его строительстве, функционировании и многовековых перестройках можно изложить с  большой уверенностью.

Северный фасад

Приближаясь к дворцу со стороны суши, можно заключить, что его северная стена сохранилась своей длине, и это нам позволяет представить себе настоящие размеры всего дворца. Восьмигранные и четырехугольные башни по всей полосе стены были снесены, но отчётливо обрисовываются их позиции. Вся площадь у северного фасада со временем была засыпана на полтора метра землей, поэтому пропорции городских ворот и других архитектурных деталей изменены по отношению к первичному состоянию. Сохранившиеся большие арочные окна верхнего этажа можно разобрать и в их замурованном виде. Середину северного фасада украшают монументальные ворота, которые потом были названы Porta aurea – Золотые ворота.

Из всех четырёх входов во дворец они в архитектурном  отношении особенно  подчёркнуты,  поэтому несомненно были главным входом, у которого кончалась дорога, ведшая из Салоны. Главное украшение с наружной стороны представляют собой две ниши с обеих сторон и три над входом, а также полукруглые арки, покоившиеся некогда на колоннах. Вся композиция обогащена орнаментной каменной пластикой капителей и консолей. На капители,  на западной стороне ворот высечено грече-ЗОТИКОС, что является одним из чрезвычайно редких, но важных сведений о происхождении зодчих, строивших дворец. Над стеной сохранились четыре базы, на которых, по всей видимости, стояли скульптуры императора Диоклетиана и остальных трёх тетрархов; императора Максимилиана и двух цезарей наследников, Галерия и Констанция Хлора. Ворота с внутренней стороны имеют внушительный и монументальный оборонный двор, ргоpugnaculum. Он предназначался для оказания решительного сопротивления в случае вражеского проникновения сквозь ворота. В одной части сторожевого коридора над самыми воротами была в раннее средневековье построена церковка Св. Мартина. До наших дней на своем первичном месте сохранилась подлинная дороманская алтарная перегородка с посвящением преподобному Мартину и Деве Марии, притолока с надписью священника Доминика, затем бочкообразный свод церкви и три небольших окна с каменными трансеннами, вмонтированными в оригинальных арочных проёмах дворца, обращенных к оборонному двору. В ранние средние века над церковкой была возведена колокольня, наверное, такого же вида, как и та, которая уцелела у Западных ворот дворца. Позднее колокольню снесли и на её месте установили низкую звонницу, которая существовала еще в XVIII веке, что видно на гравюрах по меди того периода. Хорошо уцелела северо-западная угловая башня. Над ее нижним этажом возведен бочкообразно перекрещивающийся свод.  На втором этаже есть  два достаточно больших оконных проёма. Четвёртый этаж покрыт деревянной четырёхскатной конструкцией и освещён тремя большими окнами с каждой стороны. В период раннего средневековья башня была адаптирована церковь Св. Петра, а с XI века она входила с состав женского бенедиктинского монастыря, по которому позже ее называли «Арнирова башня». Позднее ее верхний этаж был снесён, чтобы можно было установить сторожевой проход. В XVII веке на ней находились пушки. Башня образцово  возобновлена. В ней действует «Средиземноморский центр по зодческому наследию Сплитского университета», а также одноимённые магистерские курсы обучения. Северо- восточная башня была идентичной упоминаемой, но в XVIII веке её перестроили под жилые помещения. Подлинная античная стена сохранилась на ней до уровня второго этажа.

Восточная стена дворца

Восточную стену можно разглядеть по всей её длине, но более поздние достройки несколько нарушили ритм её проемов. Четырёхугольные и восьмигранные башни были снесены в XVII веке. На её сегодняшний вид, прежде всего того сегмента, который протянулся от ворот до юго-восточной угловой башни, значительно повлияли пристройки, а потом и снос замка воеводы Хрвойе Вукчича Хрватинича в XV веке. В последнее время стена очищена от разнообразных пристроек и реконструирована в тех местах, где для было достаточно  элементов.  Восточные ворота, впоследствии названные Серебряными, своей формой напоминают северные, но они гораздо скромнее по своей композиции и украшениям. В течение столетий они несколько раз перестраивались  и замуровывались.  В  XVIII веке, когда минула турецкая угроза, чуть севернее их были открыты в восточной стене новые, более маленькие ворота. Серебряные ворота были размурованы и реконструированы концу сороковых годов, а их внутренний двор был частично возобновлен в 1952 году. Первобытный вид юго-восточной башни был четырехэтажным, т.е., она была на этаж выше двух северных башен, поскольку площадь, на которой  воздвигнут  дворец,  постепенно  снижается  к морю. Такого же вида была и снесённая юго-западная башня. Теперь юго-восточная башня сохранилась до потолка третьего этажа, над которым сделана ровная терраса. Верхние этажи башни в средневековье были составной частью архиепископского дворца. К этому периоду относится перестройка второго этажа с готическим сводом. Окна третьего этажа замурованы, но снаружи их легко распознать.

 Дворец в сплите Дворец в сплите

Остатки западной стены

Западная стена дворца пострадала больше других, так как город рос именно по направлению к западу, и поэтому она была частично снесена, а частично срослась с новыми зодческими ансамблями. Так была полностью убрана юго-западная угловая башня, а остатки западной стены можно наилучше разобрать на Миховиловой поляне. В этой зоне можно разглядеть и останки раннесредневековой церковки Св. Миховила «на берегу» VII или VIII века, первой церковки, построенной за стеной дворца (церковь связана с деятельностью первого сплитского архиепископа Иоанна Равеннского). В то время, когда церковь строилась, она действительно находилась на берегу, ибо у юго-западной угловой башни находилась бухточка, простиравшаяся по всей сегодняшней площади Братьев Радич. В своем первозданном виде церковь была однонефной постройкой с полукруглой апсидой, что можно разобрать из её останков. Её более позднее расширение заставило строителей вырыть новую апсиду в западной стене дворца Диоклетиана.

Западные, названные Железными, ворота были в средние века главной коммуникацией, соединявшей древнее ядро дворца с новым городским кварталом на западе. По своему виду они не отличаются от Восточных ворот, но они гораздо лучше уцелели, прежде всего, их оборонный двор, а также части наружной восьмигранной башни. В сторожевом коридоре над внутренними  воротами была построена  церковка Мадонны  «Колокольни» (изнаначально Св. Феодора). От первоначальной церкви  уцелели  лишь  крестово-купольные своды и колокольня XI века, древнейшая дороманская колокольня всего хорватского побережья.  По всем четырём маленьким этажам колокольня расчленена характерными проёмами. На втором и третьем этажах — одноарочными оконцами, а на четвёртом — колокольня открывается двухарочным окном. Под крышей разбирается декоративный карниз, форма которого предваряет слепые аркадочки, типичное украшение будущего романского стиля.

Южный фасад дворца

Южный фасад дворца существенно отличается  от остальных трёх фасадов. Его изначально омывало море. В середине находятся маленькие неказистые ворота, которые принято называть  «Бронзовыми  воротами»  (Обала народног  препорода / набережная Народного возрождения № 22-23) и к которым подплывали галерах. Первый этаж фасадной стены был открыт к морю длинным коридором, раскрытым чередой арочных окон, отделённых друг от  друга  полуколоннами.   Ритмически чередующиеся окна в середине и  по обоим концам прерывались и подчёркивались чуть приподнятыми тройными отверстиями (лоджиями). Коридор служил длинным променадом, откуда  открывался прекрасный вид на залив и отдаленные острова, а также был главной коммуникацией между разными залами и императорскими покоями. По вершине стены протягивался сторожевой коридор, который при последовавших перестройках  бесследно   исчез.

Южный фасад дворца за долгие столетия существенно перестраивался и перекрывался более поздними достройками. Только в последние несколько десятилетий стали постепенно расчищать более поздние и менее значительные зодческие вкрапления, и это позволило более отчётливо разглядеть строительные элементы первозданного дворца. Тесно примыкая к фасадной стене, в более поздние времена, после того как был засыпан берег, достраивались живописные домики, имеющие крупное значение, как для истории, так и для сложившейся градостроительной ситуации. При расчистке пространства дворца, проходившей начале XX века, все они были снесены и вместо них, в период между двумя мировыми войнами, немецким архитектором Келлером были построены дома, отображающие традиционной местной архитектуры. Они не имеют никакой исторической и художественной ценности, но торговый ряд одноэтажных домов придал значительную живописность всей набережной.

Останки императорских покоев Диоклетиана

Покои Диоклетиана занимали всю южную четверть здания в целых два этажа. Нижний этаж (называемый в обиходе «подвалами Диоклетиана») на самом деле был основанием, несущей конструкцией помещений верхних этажей. Тут приходится учитывать тот факт, что площадь, занимаемая дворцом, ниспадает к морю, и поэтому конструкция первого этажа частично служила для нивелирования всего дворца. Помещения резиденции Диоклетиана на втором этаже в основном уничтожены в процессе многовековых перестроек, но вся конструкция основания нижнего этажа прекрасно сохранилась и может послужить наглядной иллюстрацией изначального распорядка императорских покоев. Две основные оси данного пространства — это продольная, состоящая из вестибюля и центрального зала, и поперечная, служившая променадом вдоль всего южного фасада. Все остальные помещения были взаимосвязаны длинным коридором. Центральный зал окружал ряд небольших помещений, занимаемых телесной стражей императора. Западная часть состояла из тронного зала и личных императорских покоев. В восточной же части находился комплекс дворцовых столовых и помещение ещё не установленного предназначения. На уровне второго этажа от продольной оси уцелели только рамки двери центрального зала в южной стене, фундаментные стены и входной зал, вестибюль. Он сохранился в совершенно голом виде, но и  такой может дать представление о монументальности былых императорских покоев. В вестибюль входят с Перистиля.  По конструкции вестибюль снаружи четырёхугольник, но  изнутри он круговой формы. Его расчленяют полукруглые  ниши,  и  покрывает  купольный свод.  Верхняя часть купола рухнула. Изначально стены были облицованы он и декоративными мраморными плитами. Основание вестибюля на уровне первого этажа крестовидной формы.  От первого этажа сохранились частично стены триклиния (столовой) и незначительная часть стен западного приёмного зала. Триклиний получил имя от лежанки (triclinium), на которой римляне принимали пищу в полулежащем положении, опираясь на локоть. Столовая резиденции Диоклетиана заняла собой значительное пространство восточной части дворца. Она состояла из большого центрального зала, трёх маленьких залов и входных помещений. Большой центральный зал снаружи четырёхугольной, а изнутри восьмигранной формы, причем он дополнительно расчленён полукруглыми нишами. В плане маленькие залы крестовидной схемы. Две стены западного маленького зала триклиния уцелели почти до крыши, северная была обнаружена лишь в нижних останках стены, а восточная бесследно исчезла. Центральный зал триклиния сохранился только в нижних фрагментах стены и в текущих консерваторских работах был реконструирован приблизительно на высоту в два метра. На пространстве императорской столовой был в XVI веке построен монастырь Св. Клариссы, который оттуда выселили в 1883 году.

К северу от комплекса триклиния был обнаружен комплекс купален-терм. Найденные останки принадлежат полукруглому бассейну с теплой водой (piscina), у которого с одной стороны находилась печь, а с другой — помещение с нагретым воздухом (caldarium). Обнаружена была и система для нагрева полов, состоявшая из полого промежуточного пространства, по которому струился нагретый воздух, и из множества кирпичных столбиков, на которых лежал верхний слой пола. Для нагрева отвесных стен применялись в их кладке полые кирпичи. Заодно с этой находкой был обнаружен также интересный фрагмент свинцовой водопроводной трубы.

Уцелевшие части стены западного императорского приёмного зала, а также его полностью сохранившееся соответствие на первом этаже, наглядно демонстрируют тот факт, что речь идет о крупном, репрезентабельном зале, который своей продольной осью протянулся по всей широте резиденции Диоклетиана. В то время как в соответствующем зале первого этажа есть опорные пилоны, то, по всей видимости, зал второго этажа был цельным пространством, расчленённым нишами и роскошно убранный разноцветными мраморными плитами и мозаикой. В северной стене зала открывается полукруглая экседра, в которой во время приёмов, наверное, сидел сам император. С обеих сторон экседры находились ступеньки, спускавшиеся на нижний этаж и оттуда прямо к южным воротам и к выходу к морю. Форма и громадные размеры этого зала, может быть, подтверждают справедливость новых тезисов о предназначении дворца, поскольку это, наверное, был тронный зал.

Залы нижнего этажа — «подвал Диоклетиана»

Залы нижнего этажа («подвалы») на самом деле являются системой опорных помещений,  которые должны были обеспечить надёжное строительство императорской резиденции на втором  этаже и заодно нивелировать южную часть дворца, строившегося на ниспадающей к  морю местности. Значение данных сооружений огромно,  так как на основании их расположения можно с большой уверенностью реконструировать размещение и вид помещений императорской резиденции, важнейшего композиционного узла дворца Диоклетиана. Важность этих помещений находим и в том, что, благодаря им, можно до подробностей изучить разные виды позднеантичной строительной техники, способы разрешения проблем расчленения и применения технологии несущих конструкций. Они также своеобразная энциклопедия разрешения пространственных проблем своего времени и прототип некоторых новых строительных идей, появившихся с ранним христианством. Свидетельством этому может послужить помещение под «тронным» залом в западной части императорской резиденции, расчлененное пилонами в трёхнефное пространство, в котором полукруглая экседра напоминает позднейшие апсиды такой же формы.

Подземные залы хорошо сохранились, благодаря тому, что очень рано были большей частью завалены осыпавшимися материалами и отбросами, хотя в первое время в них поселились беженцы Салоны.

Самый просторный зал и часть восточных помещений были вырыты в 1945 году, но систематические раскопки и исследования этого пространства начинаются в 1955 году и продолжаются по настоящий день. Эти монументальные и необыкновенно привлекательные помещения открыты на рассмотрение посетителям полностью с западной стороны и в значительной мере — с восточной. Залы перекрыты мощными бочкообразными и перекрёстными бочкообразными сводами. Самый большой зал нижнего этажа теперь служит и как проход, соединяющий набережную с Перистилем.
В этих помещениях устраиваются художественные выставки. В одном из залов при раскопках была найдена средневековая пресса для отжимания оливкового масла, и она после консервации выставлена на месте своего обнаружения.

Перистиль

Перистиль — один из, несомненно, самых впечатляющих архитектурных ансамблей не только дворца и Сплита, но и всего восточного Адриатического региона. Он охватывает сравнительно большое открытое пространство на продольной оси дворца, окружённое с трёх сторон колоннами. Площадь Перистиля на три ступеньки ниже уровня окружающих его улиц. Таким способом была нивелирована разница между высотой северной половины дворца и двухэтажной императорской резиденции. Перистиль обеспечивает подход к резиденции императора у своего южного конца, а со своей восточной стороны осуществляет коммуникацию с мавзолеем императора. На западной стороне он открывает подступ к трём дворцовым храмам.  На южной стороне четыре изящные высокие колонны с коринфскими капителями несут на себе треугольный фронтон над полукруглой аркой, формируя, таким образом, протирон, монументальное преддверие императорской резиденции. Между серединными колоннами протирона находилась огороженная лоджия императора, в которой появлялся император в особые моменты, при принятии почестей от жильцов дворца и других посетителей. Такие торжества были, во всяком случае, связаны с культом императорского божества, поэтому убедительным кажется предположение, что весь комплекс Перистиля и был построен для нужд религиозного ритуала, в котором император представал перед поданными как живой бог, а они ему воздавали почести, вероятно, падая перед ним ничком на каменные плиты Перистиля. На вершине фронтона протирона была установлена внушительная скульптура, по всей видимости, четверня коней. Слева и справа от протирона протянулась колоннада из шести изящных коринфских столбов, на которые упирается семь арок с богато декорированным карнизом. Между столбами были решётчатые каменные перегородки, опиравшиеся на базу. В третьем промежутке между колоннами, при отсчёте с юга, находились с обеих сторон ворота, через которые в восточном направлении проходили к мавзолею императора, а в западном — к трем храмам. В XVI и XVII столетиях протирон вместил в себя две часовенки, Мадонны «Зачатия» и Мадонны «Пояса» и получил центральную барочную арку. В восточной стороне Перистиля в средние века храм-мавзолей Диоклетиана был превращён в сплитский кафедральный собор, для которого в XIII и XIV веках была воздвигнута и высокая монументальная колокольня. В конце восточной части Перистиля находится также ренессансная церковка Св. Роко, перестроенная в 1516 году из более раннего романского дома.  В пространстве между колоннами с западной стороны выросло позднее несколько средневековых построек.

Пространство Перистиля — прекрасная сцена для театральных представлений и музыкальных концертов фестиваля «Сплитское лето». Особо успешными и привлекательными бывают показы оперного спектакля «Аида» Верди.

Мавзолей императора Диоклетиана — сплитский кафедральный собор

К востоку от Перистиля находится монументальный мавзолей императора Диоклетиана. Он поместился в прямоугольном дворе, огороженном высокой стеной. Это храм центрального типа с внешним коридором. Его образуют колонны, поставленные вокруг восьмигранного здания, покрытого кассетным каменным потолком. Круговая внутренность храма расчленена полукруглыми и прямоугольными нишами. Два вертикальных ряда колонн из благородных цветных видов камня несут на себе роскошно декорированные карнизы. Фриз под самым куполом носит фигуральный характер, и на нём можно разглядеть рельефные портреты императора Диоклетиана и его супруги, императрицы Приски, окружённые лавровыми венками, придерживаемыми крылатыми мальчиками. На этом же карнизе изображена также сценка охоты, характерный для загробного культа мотив, который опосредованно указывает на предназначение сооружения. Купол в своём первоначальном виде был покрыт мозаикой. В центре мавзолея стоял порфировый саркофаг с телом умершего императора, который в раннесредневековый период был удалён. В первоначальном виде чуть западнее от храма находилась прямоугольная входная площадка — простаза, и на этом месте в средние века была построена высокая романская колокольня  кафедрального собора. Под мавзолеем находится крипта круговой формы, которая в средневековье превращена в церковь Св. Луции.

В то время, когда дворец превратился в город, мавзолей  стал кафедральным собором Св. Марии, но скор его стали называть церковью Св. Дуе, солинского мученика, алтарь  которого был поставлен в соборе еще в средневековье. В этот же период была открыта дверь в  южной стороне собора. С восточной стороны сооружения в XVII веке, в эпоху барокко, были достроены хоры собора.

Колокольня кафедрального собора

В XIII и в начале XIV века на месте простазы, входной площадки в храм, была в позднероманском стиле построена монументальная колокольня св. Дуе. Все её архитектурные элементы отображают черты романского слога, но новые готические веяния сказались в некоторой её удлиненности и разработанности системы проёмов. В начале XVI века достроен был еще один романский ярус, но строительство колокольни всё-таки заканчивается готическо-ренессансной верхушкой. Эта гармоничная и монументальная постройка на многие столетия определила зрительный облик города, в особенности, если на него смотреть со стороны моря, и поэтому колокольня стала частью исторического городского герба ещё в средние века.
Поскольку за долгое свое существование колокольня изрядно обветшала, в конце XIX века была проведена её скрупулёзная реконструкция. Тогда большая часть её подлинной романской каменной пластики была заменена её новыми копиями, причём определённое количество оригинальных скульптур сохранилось в Музее города Сплита. В соответствии с царящими тогда идеями о чистоте стиля, во время реконструкции колокольни изначальный готическо-ренессансный ярус был заменен неороманской верхушкой. Переделка колокольни была проведена радикально, со строительной чёткостью и холодностью, характерной для  историзма XIX века.  При этом была  утеряна  живость  оригинальной стройки, которая видна на старых фотографиях Сплита.

От подлинного скульптурного украшения сохранились у её входа две мощные романские фигуры львов, по своим характеристикам родственные тем, которые находятся на портале кафедрального собора в Трогире. На втором ярусе остались на своём изначальном месте сцены Благовещения и Рождества Христова, тонкость выделки и изящество  которых указывают на мастерскую мастера Радована, а он в это время, в XIII веке, действовал в Трогире. Гораздо более грубыми кажутся рельефы, изображающие св. Сташа, св. Дуе и св. Петра, на которых свою подпись оставил мастер Отто, очевидно скульптор XIII столетия, приехавший откуда-то с севера. Этому же автору приписывают арку со сценами охоты, изображёнными под сводом колокольни.

Дверные створки сплитского кафедрального собора

Один из наиценнейших и наилучше сохранившихся образцов средневековой резьбы по дереву на территории восточного побережья Адриатики и к тому же по своим художественным характеристикам один из ценнейших уцелевших памятников этого вида во всем мире — это гравированные деревянные дверные створки сплитского кафедрального собора. Изготовил их в 1214 году в романском стиле живописец и гравировщик Андрия Бувина, который работал в Сплите в первой половине XIII столетия. Судя пo фамилии, мастер, несомненно, славянского происхождения.
Дверные створки изготовлены из орехового дерева на основании, изготовленном из дубовых досок. Высота створок 530 см, а ширина обеих створок 360 см. На каждой створке изображено по четырнадцать сценок из жизни Христа, обособленных в богато орнаментированных кассетах. На левой створке чередуются сценки детства Иисуса и его земного пути, от Благовещения до Воскрешения Лазаря, а на правой — изображения Христовой муки, смерти и внесения. В сценках можно заметить смешение двух изобразительных  концепций:  статической,  с линеарной стилизацией  византийского происхождения и повествовательной, динамичной, живописной, полностью идущей по следам западных художественных поисков. Промежуток между кассетами  заполнен  лентами,  декорированными склонённых к низу веточек с виноградами и птичками, клюющими виноградинки, маленькими фигурками людей, собирающих виноград или же фантастическими существами,  придерживающимися за листья или отростки.

Вся поверхность  дверных створок, из-за изобилия орнаментов и живости фигуральных мотивов, порождает оживленную игру светотеней.   Выгравированные   в   дереве формы акцентированы специфичной полихромией. Фон орнаментов окрашен был в красный цвет, а все рельефные фигуральные мотивы первоначально были позолоченными.

Дверные створки мастера Бувины представляют собой в то время редчайший образец подобного, необыкновенно комплексного искусства резьбы по дереву, тем более для приморского региона, характеризуемого преимущественно каменной пластикой.

Внутренность кафедрального собора

Слева от входа в собор установлена монументальная и роскошно декорированная каменная кафедра, осуществлённая в позднероманском стиле (XIII-XIV вв.). На шести изящных колоннах с живописно украшенными капителями покоится шестигранная кафедра, щедро расчленённая вереницей слепых аркад с двойными столбиками из разноцветного мрамора, с рельефными мотивами и символами евангелистов.

Деревянные хорные скамьи, роскошно декорированные в романском стиле, были поставлены на достроенных лишь в XVII веке барочных хорах. Скамьи — высококачественная работа XIII века, на которой сказалось влияние ломбардской романской школы с примесями византийского и мусульманского декоративного искусства. В семи горизонтальных поясах с выточенными решётками и геометрическими переплетениями вырезаны звериные и растительные мотивы.  В четырех концах спинок выгравированы рельефные изображения святых, патронов Сплита.

В юго-восточной нише собора поместился алтарь Св. Дye, состоящий из древнехристианского саркофага с характерным декоративным мотивом скригила (скребка) и дороманской плиты с орнаментом вьющихся лент. Над ним скульптор Бонино из Милана в 1427 году создал новый алтарь в духе поздней готики, на котором доминирующее положение занимает лежачий лик святого с раскинувшими над ним небом, а на покрывале в рельефе изображены лики святых. Каменное алтарное небо этого мастера покрыл фресками в духе готической живописи сплитский художник Дуям вушкович.

Лет двадцать спустя, в 1448 году, зодчий Юрий Матфеев Далматинец создал в северо-восточной нише собора алтарь Св. Сташа, одно из высочайших скульптурных достижений готическо-ренессансного стиля на территории хорватского побережья. Приспособив свой алтарь к форме и концепции алтаря,  сделанного Бонино,  Юрий Далматиннец своим распорядком масс, пластическими решениями и жизненностью скульптуры, уравновешенной с декоративными  элементами,  добился полного  единства форм, свидетельствующего о незаурядном таланте и скульпторском умении и искусстве мастера. Среди скульптурных осуществлений своим качеством выделяется рельеф с изображением бичевания Христа.

Северный, барочный алтарь Св. Дуе, соорудил в 1766-1767 гг. известный венецианский скульптор по алтарному искусству Г. М. Морлаитер. Богато расчленённый алтарь состоит из саркофага, который на руках держат аллегорические женские фигуры Веры и Постоянности. На алтарном покрывале в мягко моделированном рельефе изображена сцена мученической смерти первого салонитанского епископа.

Главный алтарь собора был исполнен также в стиле барокко и теперь находится на позже достроенных хорах. Свод над ними расписал в период барокко отечественный мастер Матия Пончун.

В соборе находится несколько ценных распятий разных стилевых характеристик.

В здании ризницы, достроенной с юго-восточной стороны, хранится церковный клад высокого художественного достоинства, начиная со средневековья и кончая периодом барокко. В первую очередь это ковчежцы с мощами святых и литургическая утварь из благородных металлов, литургические книги, древние рукописи, иконы и высокоценные облачения. К наиценнейшим предметам причисляют Сплитскую книгу евангелий VII-VIII веков. Гордость сокровищницы — роскошно убранная рукопись Historia Salonitana, хроника сплитской церкви, написанная в XIII веке Фомой Архидьяконом. Это один из важнейших средневековых источников для изучения истории Сплита и всей области Далмации.

Храм Юпитера (баптистерий сплитского кафедрального собора)

В западной стороне, в оси мавзолея, поместился прямоугольный храм «Юпитера» с выступающим подиумом и шестью колоннами, образующими портик в восточной стороне. Колонны и портик не сохранились, в отличие от прекрасно уцелевшей целлы с кассетированным бочкообразным сводом. Перед храмом находится скульптура египетского сфинкса. В христианскую эпоху храм преобразован в баптистерий кафедрального собора, причём  его крипта сделалась миниатюрной церковкой Св. Фомы. Внутри баптистерия покоятся саркофаг архиепископа Иоанна ( Равеннсокго), основоположника салонитанской архиепископии, декорированный в новом городе мотивом лилий, а саркофаг архиепископа Ловро (XI век), который был во главе сплитской церкви в эпоху хорватских народных королей. Купель  была установлена, по всей видимости, в ХII веке. Купель сделана в форме креста. Она, очевидно, была сложена из плит, принадлежащих некогда какой-то алтарной перегородке, может быть, даже перенесённой из кафедрального собора. Плиты богато орнаментованы мотивами вьющихся лент, и среди них особо выделяется мотив пентаграммы и птиц, клюющих виноград.  Неоценимым историческим значением обладает также каменная плита XI века на лицевой стороне купели, имеющая не меньшую художественную ценность и изображающая хорватского правителя на престоле. Стилевые черты рельефа указывают на возможное время его изготовления, поскольку образ правителя связывают с королем Деметрием Звонимиром. В баптистерии стоит бронзовая статуя св. Иоанна Крестителя, поздняя работа из 1954 г. знаменитого скульптора Ивана Мештровича.

В средневековье (XI век) над баптистерием воздвигнута колокольня, открывающаяся на трех ярусах небольшими двухарочными окнами, но которая была снесена в XIX веке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *