Дом по американски

В самом начале истории освоения Америки, когда правительство раздавало земли направо и налево, родилась легенда, будто первопоселенцы кинулись наперегонки в глубь страны столбить участки на пыльных американских равнинах. Сегодня же, прежде чем «застолбиться», например, в Калифорнии, американцам приходится учитывать процентные ставки за кредит для покупки земли — но, как бы то ни было, иметь собственный дом с участком по-прежнему остается самой главной составляющей американской мечты.

Дом по американски

Когда первопоселенцы по прибытии в Америку принимались строить жилье, они учитывали и местный климат, и материалы, доступные в том или ином регионе. Так, испанские колонисты на Юго-Западе (взяв на заметку типы сооружений коренных американцев), строили дома из сырцового кирпича; жители Новой Англии — из местной древесины и с двускатной крышей; а процветавшие промышленники предпочитали европейский стиль — камень и мрамор. Юг являет собой поистине историке-архитектурную сокровищницу. Начиная с декоративных чугунных балконов Французского квартала в Новом Орлеане и заканчивая испанскими кирпичными домиками довоенной кладки/

Возрастающий спрос на жилье в продиктован требованиями безопасности и чувством общности, столь уязвимым при американской непоседливости. Тенденция к «обособленности», вошедшая в моду в новом тысячелетии, вкупе со страстью к обновлению, подогреваемой тем же телевидением, побуждает американцев жертвовать больше времени и денег на благоустройство собственного жилья, Психология «сделай сам» породила целую индустрию — от издания специальных справочников и запуска тематических телепрограмм до пособий по строительству домов-ангаров улучшенной планировки. Удовлетворение зависит от того, как споро движется проект, и от конечного результата. И вот обыкновенный дом на глазах превращается в сказочный дворец — а потом… хозяин вдруг снимается со старого места и отправляется точно так же обживать новое.

Долой стандарты!

Вопрос о стремлении к обособленности и вместе с тем к открытости кажется парадоксальным, особенно когда дело касается американского жилища. Приусадебные «участки» или «сады» могут быть огромными и вовсе не обязательно обнесенными стенами, заборами или изгородями, весьма распространенными в других культурах. Точно так же и с «оконным убранством»: столь милые сердцу европейцев занавески, оберегающие от любопытных взглядов соседей, увидишь на окнах далеко не всех американских домов. Да и при первом посещении дома — никаких ограничений: гостю с гордостью продемонстрируют все — от чердака до подвала, как в музее, даже показ туалетов и ванных комнат не считается зазорным. Больше того, гостям во время такой экскурсии могут запросто предложить обслужить себя содовой из холодильника. Вот вам ощущение полной открытости. И все же американцы дорого ценят личное пространство и уединение. Случись, к примеру бразильянке-экспатриантке где-нибудь в Коннектикуте нежданно-негаданно нагрянуть к новообретенной подружке-соседке, ей ясно дадут понять, что здесь, мол, не Бразилия и сперва надо дождаться, когда хозяева сами позовут тебя в гости. То же самое и в пригородных домах хотя там хватает простора для общих мест — тех же «открытых» кухонь и гостиных, в поэтажном плане дома предусмотрено достаточно и личных пространств. Если в один прекрасный вечерок вы заглянете в гости к какому-нибудь американскому семейству, то увидите, что домочадцы «разбрелись» по всему дому: кто смотрит телевизор, кто болтает по телефону, кто «гуляет» по Интернету, а кто лежит себе полеживает в личной ванне, на личном же пространстве, — подзаряжает, так сказать, батарейки.

Американский индивидуализм, экспансивность и изобилие выражаются в самом образе жизни. Несмотря на то, что за последние тридцать лет число домочадцев в среднестатистической американской семье сократилось с 3,1 до 2,6 человека, размеры новых семейных очагов в то же время увеличились в среднем с 460 до 670 м.

Да и вообще, превышение стандартов в современной Америке — дело обычное. Кровати стали шире, как и экраны телевизоров, гамбургеры — пышнее, а бытовые приборы выросли чуть ли не до размеров «промышленных» агрегатов. В кино порция воздушной кукурузы может быть размером с гору Мак-Кинли, а содовой — с Ниагарский водопад. Стенные шкафы превратились в самолетные ангары, а иные автомобили — в боевые машины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *