Бизнес-образование в разных регионах мира

Бизнес-образование в разных регионах мира

Американские бизнес-школы

В пяти часах езды от Нью-Йорка находится городок Hanover, а в нем расположена Tuck School of Business. Это первая бизнес-школа в мире — она была основана в 1902 году. В начале XX века Tuck School of Business стала предлагать двухгодичные программы дневной формы обучения, что продолжает делать до сих пор.

Перелетев Атлантический океан, вы окажетесь в стране, которая стала колыбелью бизнес-образования, признанного классическим менеджерами всего мира. Если ваша личная жизнь и банковский счет позволяют на два года отказаться от привычного образа жизни и места жительства, а также заплатить за обучение, то степень МВА, полученная в одном из самых престижных американских университетов (таких как Harvard, Wharton или Stanford), поможет построению успешной карьеры в любой точке мира.

Классическое американское бизнес-образование — это программа full-time, рассчитанная на два года. Пожалуй, это наиболее дорогой вариант, однако широко распространена точка зрения, что только такой курс может называться настоящим МВА. Кроме того, двухлетнее обучение на американских программах предусматривает летнюю стажировку, что помогает приобрести опыт профессиональной деятельности и найти постоянную работу в дальнейшем. Бизнес-школы довольно активно помогают студентам в организации стажировок и в целом в процессе поиска работы, но стоит сразу оговориться — все это ориентиревано именно на работу в США, из иностранных компаний на кампусах можно найти лишь крупные транснациональные корпорации.

Американские университеты в построении своих обучающих программ имеют довольно сильный академический уклон, а также почти половину учебного времени занимает case-study — метод обучения с использованием кейсов. Он тоже появился на свет в США, в бизнес-школе Harvard University.

Студенты в американских школах моложе, чем в европейских, да и размер потока обыч- [ но довольно большой (в Harvard, к примеру, ежегодно поступают 800 человек). Многие выпускники и представители бизнес-школ,  несмотря на значительное число учащихся, отмечают, что студенты необычайно лояльны по отношению к школе, а студенческие сооб- I щества отличаются сплоченностью. Это очень важно не только для абитуриентов, но и для I самих школ — ведь большая часть их бюджета складывается из пожертвований выпускни- I ков. Именно поэтому многие американские школы богаче европейских. «Я никогда не встречал такого тесного сообщества, — объясняет профессор Гупта (Gupta), ранее декан I школы Marshall при University of Southern California (USC). — И это видно по объему получаемых университетом пожертвований. В ходе недавней кампании по сбору средств USC удалось получить $2,9 млрд». Примерно 25 — 50% дохода университетов США складывается из частных пожертвований выпускников (в Европе доля пожертвований не превышает 10%). «Тот факт, что у нас есть значительные финансовые резервы, помогает нам оставаться среди лидеров, — отмечает Пол Дэйнос (Paul Danos), декан Tuck School of Business. -Деньгидают j возможность брать на работу лучших профессоров, предлагая им выгодные контракты. Они не так много преподают и используют свободное время для исследовательской деятельно- 1 сти. Обучение на программе МВА в нашей бизнес-школе стоит недешево. Однако мы не смотрим на то, сможете ли вы заплатить. Если у вас есть способности и вы можете поступить в нашу бизнес-школу, значит — достойны учиться в ней».
В последнее время американские школы испытывают некоторое уменьшение интереса со стороны абитуриентов — в основном из других стран. Связано это как с растущей привлекательностью европейского бизнес-образования, так и со сложностями в получении студенческой визы в США. В стремлении справиться с уменьшением популярности программ некоторые школы сократили количество мест.

Европейские бизнес-школы

Еще несколько лет назад ответ на вопрос «Какие бизнес-школы лучше, американские или европейские?» был вполне очевиден. Когда речь шла о лучшем бизнес-образовании в мире, упоминались исключительно названия известных американских университетов. За последние годы ситуация изменилась. Плюсы европейского бизнес-образования становятся все более явными, особенно на фоне проблем, переживаемых заокеанскими учебными заведениями.

Одно из неоспоримых преимуществ европейских бизнес-школ — гибкие образовательные программы. Обучение в большинстве из них длится год. Хоть оно и более насыщенно, чем двухгодичное, но, несомненно, намного привлекательнее для тех, кто не хочет терять два года карьеры. Процедура поступления в европейские школы также более гибкая, в то время как основная масса американских школ жестко ограничивают сроки подачи заявлений, Документы подаются не позднее начала весны, а иногда и января текущего года. Большинство европейских бизнес-школ, включая самые престижные, используют систему «непрерывных сроков» приема (rolling deadline). Приемные комиссии готовы рассматривать заявки студентов вплоть до середины лета.

Кроме того, обучение в Европе примерно в два раза дешевле американского. Общие затраты в европейских школах обычно не превышают $60 тыс. (за исключением программ Executive MBA). Это меньше расходов слушателей многих американских школ за год.

Но, пожалуй, главное, на что сегодня обращают внимание потенциальные студенты бизнес-школ со всего мира, — это разнообразный состав слушателей, а также широкие возможности для знакомства с культурой разных стран мира. Этим не могут похвастаться американские программы МВА, в отличие от ведущих европейских бизнес-школ, таких как, например, INSEAD, IMD, London Business School, IESE и др. Примерно половина студентов европейских школ — иностранцы.

Европейские бизнес-школы очень четко уловили эту тенденцию и стараются усиливать международную направленность своих программ. В своих отчетах они даже отмечают увеличение интереса к ним со стороны жителей США. Директор программы МВА в London Business School Джулия Тайлер (Julia Tyler) полагает, что такие перемены повысят конкурентоспособность европейских бизнес-школ по отношению к их американским соперникам: «Я считаю, что структурные преобразования позволят Европе сбросить США с пьедестала безусловного мирового лидерства в бизнес-образовании». В том же ключе рассуждает и Кейт Хэйзелвуд (Kate Hazelwood), репортер отдела бизнес-образования журнала BusinessWeek: «Три четверти компаний-работодателей заявили, что европейские бизнес-школы не уступают, а в некоторых случаях и превосходят американских конкурентов. Все компании оценили то, что слушатели владеют несколькими иностранными языками, а также способны работать в условиях разных культур».

Профессор Дэвид Бэгг (David Begg), декан Tanaka Business School, объясняет: «Университеты в США, конечно, дают отличное образование, в них работают превосходные преподаватели, но состав слушателей менее разнороден, чем в Европе. Сегодня компаниям нужны сотрудники, которые во время учебы завязали контакты с жителями самых разных стран мира».

С ним соглашается Стив Хаберман (Steve Haberman), замдекана Cass Business School: «У нас учатся студенты из 95 стран мира. Поддерживать национальное разнообразие слушателей довольно сложно. Но у нас уже есть более чем 40-летний опыт работы в этом направлении».

Кроме того, в последнее время между европейскими школами обострилась конкуренция, что заставило их проявлять максимальную гибкость в построении учебных программ. Они открывают, к примеру, кампусы в азиатских и восточноевропейских странах и заключают партнерские соглашения с американскими бизнес-школами. Европейский союз продолжает расширяться, его влияние на континенте растет, а школы, где на одном курсе учатся представители 50 и более национальностей, становятся все более популярными среди работодателей. По словам Алекса Эрерры (Alex Herrera), директора центра карьеры IESE Business School при University of Navarra в Испании, присутствие слушателей из разных стран мира и культурное разнообразие дают слушателям IESE большое преимущество в глазах представителей европейских и международных компаний. Он продолжает: «В прошлом году 98% выпускников школы получили предложения о работе в течение трех месяцев с момента выпуска».

После вступления в Европейский союз новых стран Восточной Европы (в том числе при-1 балтийских стран), выпускниками программ МВА заинтересовались компании, работающие в сфере промышленного производства. Например, одним из самых активных работодателей на кампусе испанской школы IESE в прошлом году была компания, стремящаяся стать крупнейшей металлургической компанией на континенте и покупающая заводы в Восточной Европе.

London Business School остается одной из немногих европейских бизнес-школ, которые на сегодняшний день добились безоговорочного признания на международном уровне. Она I старается следовать духу времени, развивая международную компоненту программ. «Виз- I нес-образованию необходимо больше ориентироваться на практику и одновременно воспи- I тывать интуицию, честность и рассудительность,   —   убежден Найджел Эндрюс (Nigel Andrews), представитель LBS. — Самое главное, школы должны прививать своим слушателям умение работать на международном уровне, которое мы определяем как способность мыслить, принимать решения, действовать инновационно и эффективно в непредсказуемых условиях глобального рынка».

Школами с мировым именем может похвастаться не только Великобритания, но и другие страны Европы. Традиционно высокие места в рейтингах занимают французская INSEAD и швейцарская IMD. У них много общего: они ориентированы на обучение работе на международном рынке («мобильный менеджер»), обе находятся в очень живописных местах (INSEAD — возле известного леса Фонтенбло, a IMD — на берегу швейцарского озера Леман). В обеих школах ценят студентов с солидным опытом работы (от 5 до 9 лет), обучение стоит недешево: 55 тыс. EURO — в INSEAD и 70 тыс. EURO — в IMD. Но есть и существенные различия. Если INSEAD — крупная бизнес-школа, набирающая по 900 студентов ежегодно, то IMD — на порядок меньше: это «камерное» учебное заведение набирает лишь 90 студентов. В этой школе главный упор в обучении делается на развитие у студентов лидерских качеств, в INSEAD многое нацелено на организацию работы и общения студентов различных национальностей.
Хорошие школы есть также в Испании, Бельгии, Нидерландах и ряде других стран. Кстати, необычный эксперимент недавно провела в Нидерландах ведущая (и единственная частная в стране) бизнес-школа Universiteit Nyenrode. С 1 марта 2005 года администрация школы проводит открытые торги на крупнейшем в мире онлайн-аукционе е-Вау. На них выставляются места на программе International MBA. Обычная стоимость программы составляет порядка $50000. Средний результат теста GMAT — 550 баллов.

А вот в Германии с бизнес-образованием дело обстоит куда хуже, чем следовало ожидать. В рейтинге пятидесяти лучших европейских программ МВА, опубликованном газетой Financial Times осенью 2006 года, Германия представлена лишь тремя программами, две из которых совместные — University of Bradford/TiasNimbas, WHU: Beisheim и University of Cologne, Faculty of Management. Такой результат — не просто досадное недоразумение. Хулио Ургел (Julio Urgel), руководитель программы аккредитации EQUIS (European Quality Improvement System) в рамках брюссельского Европейского фонда развития менеджмента (European Foundation for Management Development), отмечает, что его очень волнует такая ситуация: «В Великобритании действуют 14 школ, аккредитованных EQUIS. Во Франции — 13, Мы ожидали, что примерно такое же число школ пройдет аккредитацию и в Германии. Но знаете, сколько программ мы в результате аккредитовали? Всего лишь две — WHU и University of Cologne».

Феликс Мюллер (Felix Muller), директор программ постдипломного образования франкфуртской школы HfB School of Finance and Management, рассказывает: «Сейчас идет разработка принципиально новой интенсивной учебной программы, в которой будут задействованы как образовательные учреждения, так и компании». Обучение на программах MB A долгое время не являлось частью традиционной модели образования в Германии, хотя сегодня компании начинают признавать, что знания и навыки профессионального управления могли бы оказаться полезными для них.

«Иногда качество действительно оставляет желать лучшего, поэтому компании обращаются к зарубежным бизнес-школам», — говорит Кристоф Анц (Christoph Anz), руководитель отдела образования ассоциации работодателей BDA. Эксперты уверены, что единственным объяснением сложившейся в Германии ситуации служит приверженность этой страны своей традиционной системе дипломов BWL.

Кстати, недавно школа HfB открыла программу для молодых российских менеджеров. Эта программа оказывает финансовую поддержку студентам: им придется заплатить только 20% от стоимости обучения в бизнес-школе, что составляет 3450 EURO.

Растет интерес и к бизнес-образованию в странах Прибалтики. Такие программы МВА в большинстве своем ориентированы не только на отечественных, но и на зарубежных студентов — из России, стран СНГ, Восточной и Северной Европы. Главные преимущества обучения в Латвии и Эстонии: совместные с американскими и европейскими бизнес-школами программы и преподавание всех дисциплин исключительно на английском языке. К тому же программы разрабатываются в партнерстве с западными бизнес-школами. Например, Рижская школа бизнеса (RTU Riga Business School) основана в 1991 году совместно с американским The State University of New York at Buffalo и University of Ottawa (Канада). Большинство курсов здесь построено на основе методик этих североамериканских бизнес-школ, причем некоторые дисциплины ведут профессора из зарубежных школ-партнеров.

Совместная программа также есть и в Рижской международной высшей школе экономики и управления (RSEBAA), где она реализуется в партнерстве с University of Salford (Великобритания). Профессорский состав других прибалтийских школ также обычно смешанный. Например, в таллиннском университете Concordia Audentes штат преподавателей представляют не только эстонские, но и американские и финские профессора. Преподаватели из Нью-Йорка и Оттавы ведут некоторые курсы и в RTU Riga Business School. Как и большинство европейских бизнес-школ, прибалтийские имеют обычно по две программы: full-time MBA и Executive MBA. Однако как и в российских школах бизнеса, занятия по программе full-time обычно проходят по вечерам (2 или 2,5 года).

В рижские бизнес-школы в последние годы все чаще приезжают поступать студенты из России. Их привлекает полностью англоязычная программа школ, престижные дипломы и сравнительно недорогое обучение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *